АРТИЛЛЕРИЯ ПАРТИЗАН. РПГ–7 в локальных вооруженных конфликтах

Наряду с хорошо известным во всем мире автоматом Калашникова не меньшей популярностью пользуется, относящийся к другому виду оружия, ручной противотанковый гранатомет РПГ-7.
Широкая география его боевого применения на Ближнем и Среднем Востоке, Африканском континенте, в Юго-Восточной Азии, Латинской Америке указывает на надежность этого гранатомета в любой географической зоне. Он безотказен в джунглях, высокогорной, горно-пустынной и пустынной местностях — в условиях значительного влияния неблагоприятных факторов окружающей среды. Принятый на вооружение ВС СССР в 1961 году, он применяется в вооруженных силах более чем 40 государств, причем в некоторых странах налажено его серийное производство.

Конструкция РПГ-7 настолько проста и надежна, что с момента eго серийного производства совершенствуются лишь применяемые боеприпасы. Отечественной промышленностью производятся только противотанковые кумулятивные гранаты ПГ-7В, ПГ-7ВМ, ПГ-7ВЛ, ПГ-7ВР (боевая часть тандемного типа). Но существуют и осколочные гранаты (надкалиберная и калиберная) арабского и китайского производства.

Как наиболее приемлемое противотанковое средство для большинства НВФ (нерегулярных вооруженных формирований), РПГ-7 в условиях локальных военных конфликтов оказал значительное влияние на развитие их тактики действий. Группа “Тактика спецназа” Причем в Афганистане и других горячих точках, где в вооруженном конфликте участвуют формирования АМФ — All Mojahedin Force (Объединенные силы моджахедов), накоплен огромный опыт и выработана четкая система его боевого применения.

С вводом в Афганистан в декабре 1979 года советских войск вооруженным отрядам оппозиции пришлось столкнуться со значительным количеством бронетехники — особенно БТР и БМП, противопоставляя ей лишь незначительное количество противотанковых средств.

Рассматривая организационно-штатную структуру различных групп, отрядов и фронтов вооруженной афганской оппозиции с 1979 по 1989 год, легко обнаружить тенденцию к увеличению насыщенности формирований гранатометами. Так, в 1983—1985 годах один гранатомет приходился на 10—12 боевиков, а к 1987 году на такое же количество личного состава было уже два гранатомета РПГ-7.

Отдельные противотанковые и специальные группы вооружались РПГ из расчета на 50—80% личного состава и насчитывали до 15 гранатометов. В условиях недостатка артиллерии или невозможности се применения, на РПГ-7 возлагалась дополнительная задача по «артиллерийской» поддержке боевых действий, которая в некоторых эпизодах боя осуществлялась более эффективно, чем огнем артиллерии. Именно этим объясняется то, что и пехотном отделении ВС Ирана (11 пел.) со времен войны с Ираком состоит на вооружении два РПГ-7.

При ведении боя на закрытой местности (горы, лес, джунгли, населенные пункты) противоборствующие стороны, как правило, отделяют лишь несколько десятков метров. В таких условиях, когда огонь артиллерии и авиации представляет угрозу и для своих войск, РПГ становится незаменимым огневым средством, а наличие оптического прицела делает стрельбу из нею особо точной и безопасной для своих подразделений.

Тактику связывания противника ближним боем вьетнамцы называли термином «захват за пояс», афганские моджахеды применяли се повсеместно, особенно эффективно и часто в «зеленой зоне» и высокогорье. Благодаря подобной тактике в обоих случаях противник (американские и советские войска соответственно) лишатся своего главного преимущества — огня артиллерии и авиации. Незнание и игнорирование этой тактики привело к решению не включать гранатометчиков (РПГ-7, РПГ-16) в штат подразделений войск специального назначения ОКСВ в РА (ограниченного контингента советских войск в Республике Афганистан).

Их отсутствие отчасти компенсировалось наличием в ротах спецназа огнеметчиков, вооруженных РПО-А «Шмель» — высокоэффективных по боевым возможностям, но слишком тяжелых для автономных действий групп спецназа в горах, а также применением реактивных гранат РПГ-18 и РПГ-22.

Хочется вспомнить 53-мм РПГ-16 «Удар» (прицельная дальность стрельбы — 800 метров), состоявший в 70—80-х годах нa вооружении десантируемых подразделений Советской Армии и считающийся большинством ветеранов войны в Афганистане незаслуженно снятым с вооружения.

Мне по личной инициативе удалось вооружить свою группу спецназа имеющимся в роте нештатным РПГ-16 и эффективно его применять в 1985—1987 годах в ходе боевых действий в провинциях Нангархар, Кунар. Лагман (восток Афганистана). Причем, для подавления огневых точек моджахедов в условиях высокогорья применялась маленькая хитрость — ведение огня несколько выше укрытий, расположенных на склонах гор, с учетом поражения противника осколками и взрывной волной разорвавшейся гранаты.

Кстати сказать, многие подразделения ОКСВ в РА широко применяли и трофейные РПГ-7 китайского (тип 69), а также арабского производства, более легкие, чем отечественные, оснащенные сошками и ручкой для переноски.

Широкое применение афганскими моджахедами РПГ-7 неминуемо вело к увеличению потерь в личном составе ОКСВ от огня гранатометов, в том числе и при действиях в пешем порядке. Так, 13.03.87 г. в провинции Лагман, кишлак Алишанг, одним выстрелом из противотанкового гранатомета было ранено 7 человек при эвакуации из-под огня смертельно раненого командира группы, 4.09.87 г. в провинции Кунар в результате попадания двух гранат РПГ и плоскую крышу дома (стрельба велась сверху) 11 человек, находящихся внутри дома, подучили осколочные ранения и контузию.

Огонь из противотанкового гранатомета по открыто расположенной живой силе с использованием кумулятивных боеприпасов дает удовлетворительный результат поражения осколками и взрывной волной личною состава в радиусе до 4 метров и оказывает дополнительное деморализующее воздействие.

Примером постижении высокого психического эффекта от массированного применения огня РПГ-7 по живой силе можно считать падение так называемого «Пянджского фронта» (Таджикистан), когда в ходе деблокирования 22 ноября 1992 года вооруженными отрядами таджикской оппозиции совместно к афганскими моджахедами автодороги Пяндж — Курган-Тюбе на каждый выстрел из стрелкового оружия с противоположном стороны следовало 2—3 выстрела из РПГ (в большинстве случаев не прицельных).

Говоря о массировании огня РПГ, следует упомянуть о специальных группах гранатометчиков, с которыми мне впервые пришлось столкнуться В Таджикистане осенью 1992 года (подобные группы применялись и в Афганистане и в Чечне). В Таджикистане так называемая «наманганская» группа из числа религиозных фанатиков в количестве 25—30 человек имела на вооружении до 12 гранатометов РПГ-7 и реактивных гранат РПГ-18 и РПГ-26.

Особенностью тактики действий группы являлось уничтожение бронетанковой техники Народного Фронта Таджикистана последовательным сосредоточением огня двух-трех РПГ по одному бронеобъекту с расстояния 20—50 м., причем столкнувшись с танками Т-72, оборудованными элементами динамической защиты (ДЗ) — первый гранатометчик (действия парами) сбивал выстрелом ДЗ, а второй поражал танк в незащищенную часть брони. Характер поражения танков указывал на то, что стрельба кроме кумулятивных гранат велась и осколочными, в лобовую часть, для вывода из строя оптических приборов наблюдения (прицелов) с целью «ослепления» экипажа.

Ведя огонь с очень близкого расстояния гранатометчик при надежном огневом прикрытии его от огня пехоты противника, способен произнести точный прицельный выстрел в наиболее уязвимое место бронеобъекта. Именно этим объясняется поражение в Таджикистане танков Т-72 в заднюю часть башни после сбивания первым выстрелом короба с имуществом, поражения кумулятивной струей ствола пушки, прямое попадание осколочной гранаты в прибор наблюдения механика-водителя (определено по остаткам взрывателя в стекле триплекса) с последующим поражением осколками приборов, расположенных на башне.

Во всех случаях поражения танка Т-72 из ручного гранатомета экипажи оставались невредимыми, за исключением случая попадания гранаты в заднюю часть башни (наводчик и командир танка тяжело ранены), но танки выводились из боя, так как нуждались в восстановлении, что свидетельствует об эффективности огня РПГ-7 по современным танкам, а с появлением на вооружении гранаты ПГ-7ВР «Резюме» с боевой частью тандемного типа можно надежно поражать все современные типы бронетанковой техники.

При поражении бронеобъекта кумулятивной гранатой поражающими экипаж факторами являются избыточное давление, осколки брони и кумулятивная струя. Но с учетом принятия экипажами мер, исключающих образование избыточного давления внутри машины, таких, как приоткрытие люков и бойниц, поражающими личный состав факторами остаются осколки брони и кумулятивная струя. На человека поражающее действие кумулятивной струи внутри бронемашины оказывается на расстоянии до двух с половиной метров, а осколков — на всю длину внутреннего пространства.

Хорошую защиту от огня РПГ обычными кумулятивными боеприпасами (гранаты типа ПГ-7В. -7ВЛ) на современной бронетехнике обеспечивают разнесенное бронирование, противокумулятивные экраны и элементы динамической защиты. Вот почему необходимо сосредоточивать огонь нескольких РПГ и друтих противотанковых средств по одному бронеобъекту для его надежного поражения, что и подтверждается тактикой действий формирований АМФ в ходе локальных вооруженных конфликтов последних десятилетий.

В большинстве случаев точному выстрелу из РПГ способствует интенсивное ведение огня из автоматического стрелкового оружия помощником гранатометчика и другими стрелками с целью вынудить пехоту противника прекратить наблюдение за полем боя и ведение прицельного огни, а также с целью поражения оптических прицелов боевых машин противника. Это позволяет гранатометчику без лишней суеты и с меньшей вероятностью быть пораженным занять выгодную огневую позицию, определить точку прицеливания, а после выстрела быстро и незаметно сменить огневую позицию.

При ведении огня по одной цели из двух-трех РПГ стрельба иногда производится без обязательной смены после каждого выстрела огневой позиции, особенно при поражении цели первыми выстрелами. Очень часто в таких ситуациях гранатометчики входят в нездоровый азарт и, забывая о мерах предосторожности, дорого за это расплачиваются. Например, «наманганская» группа в течение октября-декабря 1992 года была полностью уничтожена ценой двух сгоревших БТР-70, а также трех поврежденных Т-72 и одного БТР-80.

При устройстве засад, одного из основных способов ведения боевых действий нерегулярных формирований, для уменьшения пылеобразования и демаскировки огневой позиции в момент выстрела из РПГ и другого реактивного оружия, очень важен выбор выгодной огневой позиции. При наличии времени и условий она, как правило, специально подготавливалась — грунт поливали водой.

Достаточно хорошо маскируют огневую позицию гранатомета заросли высокого кустарника, камышей, посевов кукурузы и других травянистых растений высотой более двух метров. При этом необходимо помнить, что по направлению стрельбы не должно быть растительности, препятствующей полету гранаты (в целях недопущения подрыва гранаты при задевании веток и травы, предохранительный колпачок со взрывателя не снимают.

Несмотря на соблюдение мер, снижающих пылеобразование, огневая позиция гранатометчика в момент выстрела демаскируется характерной вспышкой и бело-сизым дымом. Если вы на поле боя с противоположной стороны заметили такую вспышку, то наиболее рациональным вашим действием будет предупредительный окрик «вспышка» («ложись», «выстрел») при условии, что сослуживцы знают, что делать по этой команде — лечь на землю (за укрытие) и закрыть уши руками.

В моей практике был случай, когда заметив на расстоянии 350—400 метров вспышку выстрела РПГ-7, я подал команду «ложись» находившимся рядом подчиненным и разорвавшаяся в 4-х метрах граната (на ровной площадке) никому из выполнивших команду не принесла вреда. А вот гранатометчику не повезло, второго выстрела он так и не сделал, так как «забыл» сменить огневую позицию…

Серьезную угрозу огонь РПГ-7 представляет для вертолетов, особенно в момент десантирования посадочным способом личного состава и грузов, эвакуации раненых и других случаях, связанных с посадкой на контролируемой противником территории. В январе 1986 года два из шести десантирующих личный состав вертолетов, при проведении налета отрядом специального назначения на укрепленный район «Команд» севернее г. Джелалабада (Афганистан) получили повреждение от огня РПГ-7. Из-за плотности огня десантировать весь отряд не удалось, так как помимо двух поврежденных в момент посадки вертолетов огонь из РПГ велся и по находящимся в воздухе.

По летящему вертолету РПГ аффективен лишь при фронтальном ведении огня с расстояния до 100 метров, а также при стрельбе на дальность срабатывания самоликвидатора кумулятивной гранаты — 700—800 метров. Последний вид огня, несмотря на низкую вероятность поражения вертолета, все же представляет для него опасность и вынуждает экипаж предпринимать дополнительные меры предосторожности. В том числе и набирать большую высоту, что во всех случаях исключает фактор внезапности при нанесении вертолетных огневых ударов и десантирования личного состава, затрудняет ведение воздушной разведки.

Причем взрывы в воздухе от самоликвидатора гранаты ПГ-7 и ракеты переносного зенитно-ракетного комплекса по внешнему виду идентичны, что затрудняет оценку противника и выбор правильного решения экипажами вертолетов (пилотами самолетов-штурмовиков) и командирами действующих на земле подразделений.

Еще одним нестандартным способом ведения огня из противотанкового гранатомета РПГ-7 в локальных конфликтах является огонь навесной траекторией с использованием как осколочных так и кумулятивных гранат. За исключением использования осколочных гранат, он не столь эффективен, как стрельба прямой наводкой, и применяется в основном для ведения беспокоящего огня по площадным целям. «Неприятность» от такого вида стрельбы, как и при обстреле из миномета, заключается в сложности определения огневой позиции гранатометчика, особенно на закрытой местности.

Между специалистами не утихают споры о величине носимого боекомплекта к РПГ-7. В комплект гранатомета входят две сумки для переноски выстрелов на две и три гранаты для стрелка-гранатометчика и его помощника соответственно, что подразумевает наличие в носимом боекомплекте пяти выстрелов. Я считаю, что именно это количество и является той золотой серединой, которую нужно брать за основу при ведении боевой операции.

У афганских моджахедов наблюдалось, что лишь в редких случаях один гранатометчик использовал в бою более двух-трех гранат, предпочитая носить одну в стволе, а вторую на плече с помощью приспособлении из веревочного ремня (так переносились гранаты помощником гранатометчика или подносчиками боеприпасов).

Способ переноски гранат на ремне непригоден в районах с влажным климатом, так как бумажная изоляция порохового заряда легко повреждается, что приводит к ухудшению точности стрельбы вследствие отсыревания пороха, а чаще всего к полной непригодности порохового заряда. Переносные сумки для выстрелов у афганцев популярностью не пользовались, да и мы предпочитали другую «тару».

Применяя в Афганистане РПГ-7 и РПГ-16 в качестве усиления групп спецназа, носимый боекомплект к гранатометам состоял из 6— 12 выстрелов, в зависимости от условий выполнения боевой задачи, причем по примеру моджахедов, гранатометы всегда были заранее заряжены, а для переноски выстрелов использовались более приемлемые десантные рюкзаки РД-54, гранаты в которых переносились в боковых карманах головном частью вниз. Иногда для маскировки выстрелы укладывались попарно в специально изготовленные для этих целей матерчатые чехлы (обрезанные рукава или штанины старого полевого обмундирования) и крепились к рюкзакам с помощью завязок.

После всего сказанного о гранатомете-ветеране остается лишь посетовать, что существенным недостатком отечественного РПГ-7 остается отсутствие к нему осколочных, зажигательно-дымовых, осветительных и других специальных боеприпасов. С ними существенно расширился бы диапазон возможностей подразделений Российской Армии.

ПОМОЧЬ САЙТУ

, ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика