Б-4 — «Кувалда Сталина»

Одной из самых мощных и разрушительных артиллерийских систем Великой Отечественной, без сомнения была буксируемая гаубица Б-4, которую финны, во время войны с Советским Союзом прозвали «кувалдой Сталина». Это орудие калибра 203 миллиметра, обладало превосходной баллистикой, огромной мощностью и было незаменимым при разрушении дотов, дзотов и укрепленных позиций противника. Выстрел из Б-4 практически разрывал на части фашистский «Тигр» и мог уничтожить добрую сотню браво марширующих гитлеровцев.

Первую боевую «обкатку» гаубица прошла во время войны с Финляндией, когда Советский Союз, на всем финском направлении использовал сто пятьдесят Б-4. Тогда же советские солдаты окрестили её «карельским скульптором» (при стрельбе по финским ДОТам снаряды Б-4 превращали эти сооружения в причудливую мешанину кусков бетона и железной арматуры).

Однако, настоящий «звездный час» гаубицы пришелся на годы Великой Отечественной. Из документов, в которых описывается боевое применение гаубицы Б-4, становится понятно, что в период Великой Отечественной гаубицу использовали не только по прямому назначению, но и в качестве противотанкового орудия.

Помимо артиллерийской стрельбы, для которой Б-4 некогда и создавалась, был в биографии сталинской «кувалды» и еще один знаменательный случай. Знаменитая Курская дуга, район станции Поныри. Артиллеристам докладывают о том, что с одного из направлений в прорыв идет танковый корпус Вермахта. В ту же секунду начинается артиллерийская работа из гаубиц. Внезапно, расчет, которым командовал капитан Василевский, обнаруживает на удалении около 500-600 метров немецкий «Тигр». Чисто технически, относительно применения, гаубица не предназначена для стрельбы прямой наводкой, но капитан Василевский скомандовал своим стрелкам: «Дальность пятьсот метров, прямой наводкой, огонь!». Грянул выстрел. Когда дым от пороховой гари рассеялся, и капитан в бинокль начал наблюдать район, в котором должен был быть танк, вместо грозной боевой машины он увидел только груду обломков.

Когда интенсивность боя начал спадать и появилась возможность осмотреть место попадания. Выяснилось, что артиллеристы под командованием Василевского умудрились попасть немецкому «Тигру» 203-мм снарядом прямо в лоб. Безусловно, танк от такого попадания сразу сгинул в небытие вместе с экипажем и продвигавшейся за ним пехотой, погрузившись на добрые полметра в курский чернозем. Такого… не знаю, как назвать, шока, наверное, немцы не испытывали ни в один из дней войны.

В докладной немецкого офицера Клауса Баузовица, об этом случае было сказано так: «Русские обрушили на нас мощь своего самого мощного противотанкового орудия. От ведущего колонну танка не осталось и следа. Первым же попаданием артиллерийский расчет угодил снарядом между корпусом и башней. Атака была остановлена». Что примечательно, немцы так и не узнали, из какого именно орудия по ним вмазали с такой силой, что целый танк в труху превратили одним выстрелом», — рассказал военный историк и сотрудник Тольяттинского технического музея Сергей Морошкин.

 

После того, как Германия была отброшена от Москвы, и советские войска двинулись на Запад, 33 полка, вооруженных гаубицами Б-4, в период активных боевых действий стали «ангелом-хранителем», помогающим пехоте и танковым частям преодолевать вражеские укрепления и прорываться в заданный район. Отдельной похвалы «кувалда Сталина» удостоилась во время продвижения советских войск по западной Европе. Военный историк и преподаватель Михайловской военной артиллерийской академии Виктор Петровский в интервью «Звезде» рассказал об одном из самых интересных случаев применения Б-4 в боях за освобождение Западной Европы:

«Когда ход войны переломили и склонили чашу весов в свою сторону, то применение «четверок» стало особенно важным именно в боях за Европу. Одним из самых значительных просчетов в тактике в боях за Европу стали действия именно в условиях городской застройки, когда в каждом здании могла находится не одна, а целых пять огневых точек противника. С конца 1942 года у советских артиллеристов появился уникальный опыт в «выкуривании» пулеметчиков из зданий. С ними особо не церемонились, стреляли прямой наводкой, если могли подойти на дистанцию выстрела, а если нет — накрывали точку огнем с безопасного расстояния. Но в боях за Европу в основном, применялся так называемый «снайперский гаубичный выстрел»: это такой приём был у артиллеристов, когда пехота и крупные калибры подавляли огневую точку врага, не давая производить выстрелов, а расчет гаубицы точно прицеливался, и попадал здоровенным 203-мм снарядом прямо в форточку.

 

Немцев, разумеется, после такого выстрела ничто не могло спасти. Ну представьте, снаряд Ф-625Д со скоростью примерно 500 метров в секунду влетает вам в лицо. Шансы выжить после такого попадания — нулевые. Вместе с подавленной огневой точкой, в один из моментов Венской наступательной операции, снаряд, выпущенный в пулеметное «гнездо» прошёл насквозь несколько стен и обрушил два здания. Когда завалы разобрали, исследовали, то выяснили, что осколочно-фугасным снарядом накрыли около ста человек из дивизии СС. Когда нашли командира орудия, который этот «снайперский» выстрел и произвёл, то его к награде представили. Сто человек одним выстрелом — это, знаете ли, нужно уметь такое исполнять».

Уже после Великой Отечественной, когда эффективность Б-4 была не раз доказана и показана наглядно, военные инженеры задумались над итогами применения гаубицы в самой кровопролитной войне в истории человечества. Удачно спроектированное орудие, которое советские инженеры даже умудрились поставить на бронированное шасси (САУ СУ-14), все равно было слишком громоздким и для оперативной переброски в заданный район не годилось. Основной проблемой Б-4, как на протяжении войны, так и в период послевоенной эксплуатации, было тяжелое, массивное и малоподвижное гусеничное шасси. Проблема лежала на поверхности, и логичным решением, повысившим мобильность гаубицы, стало применение в конструкции колесного шасси взамен тяжелых гусениц. В 1955 году после переоснащения всего парка гусеничных Б-4 на колесное шасси, новая гаубица была принята на вооружение под индексом Б-4М.

Славная, но сравнительно недолгая история Б-4 на этом могла бы и закончится, но стремительно надвигавшаяся эра атомного оружия, без всякого преувеличения, самым коренным образом отразилась и на ствольной артиллерии. Наряду с артиллерийскими снарядами: осколочно-фугасными и бетонобойными, для Б-4 создали и специальный, атомный заряд, стрельба которым была возможна на дистанции до 20 километров. «Кувалда Сталина» обзавелась собственной атомной начинкой, а наработки, собранные в период всех НИОКР по проекту 203-мм гаубицы, были впоследствии использованы в проектировании другой, более мощной и совершенной в технологическом плане 203-мм САУ «Пион».

В настоящий момент «кувалду Сталина» можно увидеть во многих музеях военной техники, один из которых, Ленино-Снегиревский военно-исторический, находится на 41-ом километре Волоколамского шоссе. Ещё один пример, это музей «Боевая слава Урала», который расположен под Екатеринбургом.

Андрей Рухлов

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
,