«Буря в пустыне»: война несбывшихся надежд

Четверть века назад, 17 января 1991 года, началась операция «Буря в пустыне» — она же война в Персидском заливе, или просто война в Заливе. Война стала этапной в развитии воинского искусства. А её последствия до сих пор сказываются не только в Ираке и Кувейте, но и во всём мире — от компьютерных игр до геополитики.
Ирак восемь лет вёл тяжелейшую и кровопролитную войну с Ираном. К моменту прекращения огня в августе 1988 года иракские финансы, естественно, находились не в лучшей форме. Но при этом военная мощь Ирака поражала воображение.

Сейчас нам трудно это представить, но к концу 80-х Ирак имел одну из наиболее многочисленных армий в мире — почти миллион солдат. При этом армия была неплохо оснащена современным оружием советских и западноевропейских образцов: более 6000 танков, 4000 бронемашин, более 500 самолётов и свыше 400 вертолётов. В «модельный ряд» входили истребители МиГ-23 и МиГ-25, МиГ-29, «Мираж» F1, бомбардировщики Су-24, штурмовики Су-25, танки Т-72, боевые вертолёты Ми-24, баллистические ракеты семейства Р-17, противокорабельные ракеты Exoce и многое другое… Всё это богатство, а также послевоенное восстановление страны стоило больших денег — а деньги давали многие страны, в т.ч. Кувейт и Саудовская Аравия, которым вовсе не хотелось поближе знакомиться с воинственным Ираном образца 80-х. В совокупности только Кувейт и СА предоставили Ираку от 50 до 60 млрд долларов. К концу 1987 года Ирак задолжал странам ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития), грубо говоря — Европе и США, 24 млрд долларов, ещё около 10 млрд он был должен 
Советскому союзу.

Ирак начал намекать Кувейту, что неплохо было бы скостить долг. Также Кувейт обвинили в выкачке нефти из гигантского месторождения Румайла, лежавшего на границе между Ираком и Кувейтом. Надо отметить, что тогда ни о каком присоединении Кувейта речь не шла — со своей земли возвращения долгов не требуют и в территориальные споры не вступают.
Кувейт, надеясь, что США не оставят его без защиты, намёков не понимал. В итоге в августе 1990 года иракские войска вторглись в Кувейт и без особого сопротивления стремительно подчинили его. Но внезапно Ирак обнаружил перед собой огромную коалицию стран, которым не понравился такой решительный передел карты. Включая… Сирию — которая боролась против оккупации Голанских высот, поэтому ей было бы трудно одобрить такую же оккупацию Кувейта. Плюс Сирия и Ирак давно боролись за главенство в арабском мире.
В свою очередь, президент Ирака Саддам Хуссейн надеялся на невмешательство США — ведь даже случайная атака фрегата «Старк» в 1987 году прошла без последствий. И если потери менее 60 000 человек заставили уйти США из Вьетнама, то Ирак понёс сопоставимые потери только в одной битве за полуостров Фао в 1986 году.

Да, США долго и тяжело переживали поражение во Вьетнамской войне. Но в 1980-е годы прошла целая цепочка малых войн, постепенно менявших отношение общественности США к собственной армии. Ливан, Гренада, Ливия, Панама — в этих операциях США могли практически со стопроцентной гарантией успеха оттачивать новое оружие, тактику, способы взаимодействия и снабжения войск… И что не менее важно — методы освещения боёв в прессе. Конечно, случались и накладки — но не столь страшные, как во Вьетнаме.


Поэтому первые полгода спустя оккупации Кувейта США потратили на сбор сил и подготовку — в т.ч. изучение опыта ирано-иракской войны. И только с 17 января начались массированные бомбардировки Ирака и Кувейта. Первыми уничтожались радарные станции, командные центры, узлы связи. Стратеги ВВС думали, что одни удары с воздуха заставят иракцев, оставшихся без управления, покинуть Кувейт. Всего за операцию было сброшено около 88 500 тонн бомб.
В ответ на воздушную войну передовые позиции коалиции обстреливались 300-мм ракетами, что доставило морским пехотинцам США немало неприятных минут. А на тылы обрушились знаменитые «Скады» — много позже оказалось, что эффективность перехвата этих баллистических ракет сильно завышена. В конце января настало время артиллерийских ударов по Кувейту, поддерживаемых огнём из крупнокалиберных пулемётов и противотанковых ракет «Тоу».

24 февраля внезапным обходом иракских позиций со стороны пустыни началась наземная операция в Кувейте, а уже 28 февраля всё было кончено — иракские войска в Кувейте были разгромлены ударами с воздуха и земли.

«Буря в пустыне» стала боевым дебютом для множества образцов техники и вооружения — танков «Абрамс», БМП «Брэдли», реактивных систем залпового огня MLRS (с которых запускались и ракеты ATACMS), штурмовиков «Тандерболт», крылатых ракет «Томагавк», беспилотных аппаратов RQ-2. Но сейчас уже мало кто знает, что знаменитые «стелс»-самолёты F-117, боевые вертолёты «Апач» и бронемашины LAV-25 впервые применялись не в Ираке, а ещё в Панаме в 1989 году, а истребители F/A-18 «Хорнет» и противорадиолокационные ракеты HARM — в Ливии в 1986-м. Наряду с новейшей техникой, в бой шли далеко не самые новые машины — например, морская пехота США успешно воевала на танках М60 разработки ещё 50-х годов (конечно, модернизированных). Кадры с точнейшими попаданиями управляемых бомб и ракет на десятилетия вперёд стали образцом показа современной войны. Однако…
20 февраля 1991 года окопавшийся иракский батальон из 841-й пехотной бригады шесть часов подряд утюжили «Кобры» и «Апачи», бомбили штурмовики. Но пехотинцам США пришлось убеждать иракцев сдаться громкоговорителями, а затем очередями и ручными гранатами. Лишь четверо иракцев было ранено, а за всё время самой бомбардировки ни один иракский солдат даже не был поцарапан. С конца января батальон был отрезан от своих и почти не имел связи — курьерам приходилось ездить на гражданских автомобилях, чтобы не попасть под удар с воздуха.
Одни критики превозносили мощь современного оружия и тактики США, другие утверждали, что американские войска способны только безнаказанно бомбить. Но были случаи, когда наземные войска принимали бой без поддержки с воздуха — и выигрывали его, несмотря на приготовления иракцев. Например, иракцы окапывали танки на обратной стороне барханов, надеясь застать атакующих врасплох, когда те перевалят через гребень. Однако почти всегда танкисты США, замечая брустверы окопов в пустынной местности, успевали найти противника раньше, чем он их.

До сих пор поднимаются вопросы, не лучше ли было Ираку не дожидаться, пока США накопят группировку для мощнейшего удара, а атаковать самому — например, Саудовскую Аравию. Да, вполне возможно, на первом этапе успех сопутствовал бы иракцам. Но что потом? Наиболее вероятным итогом стало бы «размазывание» частей иракской армии по громадной малонаселённой пустыне, без надёжной связи, значимой поддержки с воздуха и тем более снабжения. А США и их союзники (число которых только увеличилось бы при виде того, как Ирак захватывает одного мирного соседа за другим), пользуясь господством в Персидском заливе, могли бы спокойно выбирать место для контрудара по образцу высадки в Инчхоне во время Корейской войны. Но в такой ситуации коалиция не стала бы останавливаться на полпути — и пошла бы на полное уничтожение Ирака как государства, благо разбить его сухопутные силы, разбросанные по оккупированным странам, было бы куда проще, чем в реальности. В 2003 году Ирак Хуссейна будет уничтожен (вместе с самим Хуссейном) — но в 1991 году об этом ещё никто не подозревал.

29 января иракские танки Т-55 и Т-62 двух механизированных и одной танковой дивизий пробовали атаковать приграничный саудовский город аль-Хафджи (Khafji), чтобы захватить побольше пленных и отступить. Иракцы справедливо думали, что лучшая защита — это нападение, но недооценили решимость США и переоценили свои возможности в нанесении потерь. Несмотря на подготовку (предполагалось использовать ПЗРК против авиации и снайперов против вертолётов, жечь покрышки для маскировки, снабжаться взятыми с собой запасами и т. п.) и внезапное нападение (авиация коалиции ничего не заметила), большая часть союзных сил, имеющих только лёгкую бронетехнику, успела отступить из города и вызвать поддержку с воздуха. Но часто авиаподдержки… не было, а иногда она приводила к ненужным жертвам

Одну бронемашину морпехов уничтожила собственная противотанковая ракета, выпущенная из тыла, а вторую — ракета со штурмовика. Погибло 11 пехотинцев, двое были захвачены в плен. Две команды разведчиков остались в захваченном городе, который иракцы удерживали два дня. При освобождении Хафджи саудовские и катарские войска потеряли не менее 7 бронемашин, 18 солдат убитыми, плюс был сбит самолёт огневой поддержки AC-130, весь экипаж которого (14 человек) погиб. Однако иракцы не добились желаемого результата — больших потерь у войск США и захвата пленных. Потери иракцев были гораздо выше — почти 800 убитых или пропавших без вести, порядка 186 уничтоженных машин.
И в других боях войска США выигрывали не за счёт какого-то супероружия, а благодаря комплексному превосходству — в разведке, связи, координации действий, быстроте манёвра, проезжая почти 250 км чуть больше чем за сутки.
Но и надежды США в итоге не оправдались. Вместо красивой быстрой победы и спокойного мирного процветания четверть века спустя, после неоднократных воздушных операций и новой наземной кампании, в Ираке всё ещё продолжается война. И вряд ли кто сможет предсказать, чем и когда она закончится.

Источники и литература:
Daniel P. Bolger. Death Ground — Today’s American Infantry in Battle. Ballantine books, New York, 2003.

ПОМОЧЬ САЙТУ

,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика