КАК НАТОВСКИЕ ПЕХОТИНЦЫ НАШИ НАСТАВЛЕНИЯ НАРУШАЮТ

Широко известно, что излюбленным (фактически основным) атакующим приемом малых подразделений пехоты американской, английской, канадской и других «англосаксонских» армий, а также тех армий, которые обучены их специалистами (от Южной Кореи до Грузии), является фланговая атака со сдерживанием по фронту.

На что обычно мало обращают внимание, описывая натовскую фланговую атаку, так это на порядок переноса огня группой огневой поддержки в момент окончательного сближения маневренной группы с противником. Понятно, что прежде чем атакующий ворвется в окоп противника, группа поддержки должна перестать вести огонь по этому окопу, иначе свой же атакующий попадет под ее огонь. Вот что по этому поводу говорят американские наставления: «Когда маневренная группа достигает вражеских позиций, существует опасность того, что она закроет группе огневой поддержки возможность ведения огня. (Так в оригинале: «it may mask the fire from the fire element». Отметим необычный стиль изложения – опасность не в том, что среди маневренной группы могут быть потери от своего огня, а в том, что группа поддержки стрелять не сможет. – Прим, авт.) …Поэтому пулеметчики группы огневой поддержки должны медленно вести (передвигать) огонь по объекту атаки прямо перед атакующей маневренной группой…» Буквально та же формулировка содержалась ранее в основном полевом уставе американской пехоты «Взвод и отделение пехоты (пехота, парашютный десант, посадочный десант, рейнджеры) FM 7-8» в редакции от 31.12.1980 г. В новой редакции 1992 года ее нет, но ничего запрещающего такой способ действий в новой редакции устава не появилось, а в наставлениях этот способ остался.
Аналогичное указание имеется в наставлениях американской морской пехоты.


В канадской армии при отработке фланговой атаки взвода учат тому же. По мере того, как маневренная группа продвигается с одного фланга вражеской позиции до другого, очищая окопы от противника, группа огневой поддержки ведет огонь непосредственно перед маневренной группой. Вот как соответствующее указание звучит у канадцев: «Группа огневой поддержки стреляет по вражескому окопу до тех пор, пока атакующая группа не загородит ей обстрел. Тогда группа огневой поддержки либо переносит огонь вглубь, либо обстреливает цели с фланга по мере продвижения атакующей группы по окопам».
Атака отдельным пехотинцем (парой пехотинцев) окопа противника осуществляется с использованием того же приема. Подавляющий огонь пулеметчиком по окопу противника ведется до тех пор, пока атакующий пехотинец, которого он поддерживает своим огнем, не подползет к окопу настолько близко, что сможет не закинуть, а заложить гранату в окоп (post a grenade). Считается, что бросая гранату из положения лежа, в окоп все равно не попадешь. Здесь следует отметить, что преодоление крайних метров до окопа осуществляется по «англосаксонским» взглядам ползком, а не бегом.
На первый взгляд все логично – чтобы сблизиться с окопом противника, нужно обязательно подавить его (заставить спрятаться под бруствер) и поддерживать это подавление (вообще не давая противнику возможности высовываться для ведения огня), чтобы сократить расстояние, которое нужно будет преодолевать атакующим солдатам под огнем противника. В идеале это расстояние должно быть таким коротким, чтобы обороняющийся противник просто не успел открыть огонь по атакующим до того момента, когда последние достигнут его окопа.


Однако из отечественных наставлений по стрелковому делу следует, что использование тактического приема, когда атакующий находится на одном удалении с обороняющимся противником, по которому ведет огонь поддерживающий пулемет (как это происходит при фланговой атаке под углом 90 градусов к направлению стрельбы поддерживающей группы), невозможно. В наших наставлениях есть раздел «стрельба в промежутки и из-за флангов своих подразделений». В нем сказано, что огонь пулемета в промежутки и из-за флангов своих подразделений разрешается вести только со станка или из установленного на бронетехнике и при соблюдении, в частности, правила о том, что все точки падения пуль должны быть дальше своих подразделений. Для этого расстояние между целью и нашими подразделениями должно быть не меньше:
– 200 м, когда расстояние до своих подразделений от пулемета менее 400 м;
– 300 м, когда расстояние до своих подразделений от пулемета более 400 м.

Попробуем разобраться, откуда появилось это требование. Вот что указывалось в наставлении по стрелковому делу 1946 года («Основы стрельбы из пехотного оружия». Военное издательство Народного Комиссариата Вооруженных Сил Союза ССР, 1946, стр. 80, 82, 83): «При стрельбе из-за флангов и в промежутки [безопасность обеспечивается]… наличием такого расстояния между целью и расположением своих подразделений, при котором исключена возможность падения пуль ближе расположения своих подразделений и, следовательно, возможность поражения их с рикошета. …При расчете расстояния между целью и своими подразделениями для безопасности стрельбы из-за флангов и в промежутки принимаются во внимание: а) ближняя половина полного рассеивания пуль по дальности, увеличенная в полтора раза (6 вероятных отклонений по дальности); б) возможная ошибка в определении расстояний до своих подразделений (около 10%)». Там же приводилась таблица примерных расчетов для станкового пулемета, из которой следовало, что при дальности стрельбы 100 метров наименьшее расстояние между целью и своими было 100 м. То есть впереди пулемета своих быть не должно. При стрельбе на дальности 200 и 300 метров наименьшее расстояние между целью и своими должно быть 150 метров. Глубина маневренной полосы для своих впереди пулемета 50 метров. При стрельбе на дальностях 400 метров и выше наименьшее расстояние между целью и своими устанавливалось в 200 метров.


Перечислим наиболее часто упоминаемые в военной литературе свойства рикошета. В отдельных случаях полет пули может при рикошете быть непредсказуем, однако, как правило, после рикошета пули чаще отклоняются в правую сторону, то есть в сторону деривации, и чем меньше от плоскости стрельбы отходит пуля, тем дальше она летит после рикошета. Те пули, которые сильно отклоняются, летят не так далеко, такие пули падают вскоре после рикошета либо плашмя, либо боком. Пробивное действие при рикошете тем меньше, чем пуля больше отклонилась от плоскости стрельбы. При стрельбе на очень малое расстояние на ровной местности пуля рикошетирует под малым углом, описывает отлогую траекторию и опять рикошетирует через 5–7 метров. Имеются данные, что угол поворота артиллерийского снаряда после рикошета доходит до 60 градусов. Таким образом, в подавляющем большинстве случаев рикошет предсказуем и в общем-то безопасен для своих войск, находящихся на одном удалении с позицией противника и от своего пулемета, ведущего огонь по этой позиции. Однако в месте падения пули могут оказаться камень, ветка, кочка, ямка, у грунта в месте падения могут быть какие-то особенности, что существенно изменит углы приложения сил, действующих на пулю, и может повлиять на направление полета пули после рикошета совершенно непредсказуемым образом. Таким образом, основная проблема безопасности заключается в том, что существует, хотя небольшая, возможность рикошетов по совершенно непредсказуемым траекториям.


Имеется ли понимание у «англосаксов» проблемы рикошета? Достаточно иллюстративным является подход, который можно найти у канадцев. При имитации боя в учебных общеознакомительных целях они требуют соблюдать правило: для обстрела учебной цели прицел должен быть увеличен на 500 метров по сравнению с тем, который должен быть установлен для прицельного обстрела цели, причем солдаты не вправе продвигаться за линию цели, проводимую перпендикулярно к плоскости стрельбы. При проведении учебных фланговых атак требование смягчается: солдаты по-прежнему не вправе продвигаться за линию цели, но от них всего лишь требуют, чтобы маневренная группа атаковала под углом меньше 90 градусов к плоскости стрельбы. Уже упоминалось выше, в документах, описывающих, как нужно действовать в ходе войны, возможность рикошета не учитывается. По всей видимости, и здесь мы можем только гадать, почему риск поражения рикошетом «англосаксонские» армии считают несущественным и маловероятным, по крайней мере для того, чтобы вводить ограничения в использование ряда тактических приемов.


Требования обеспечить полную безопасность от поражения рикошетом налагают ограничения не только на фланговую атаку со сковывающими действиями с фронта, но и на ряд других тактических приемов. К ним можно отнести практически все нелинейные засады, используемые в иностранных армиях: то есть засады в форме буквы «Г», в форме римской цифры «V», треугольные и квадратные засады. Сюда же относится «подползающая» тактика атаки окопов противника, упомянутая выше, которая также является одной из основ подготовки солдат «англосаксонских» армий. Наконец, сюда относится такой традиционный тактический прием, как фронтальное сближение с окопами противника под прикрытием огня пулеметов, простреливающих атакуемые окопы огнем с фланга. Этот последний прием упоминался еще в наставлениях для немецких штурмовых групп 1917 года.


Наверно, будет неправильным в рамках настоящей статьи делать окончательный вывод об обоснованности или необоснованности указанных выше требований наших наставлений по стрелковому делу. Однако полагаю, что необходимость широкого обсуждения этого вопроса очевидна. Слишком важные тактические приемы пехоты оказываются «за бортом» из-за наличия таких требований.
Андрей Маркин

ПОМОЧЬ САЙТУ

,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика