Смертоносный «Град»: история легендарного оружия

28 марта 1963 года Советской Армией на вооружение принята самая массовая в мире реактивная система залпового огня. 

Последним крупным вооруженным конфликтом между СССР и его соседями были развернувшиеся в середине марта 1969 года бои за остров Даманский на Амуре. Среди тех, кому выпало участвовать в операции по очистке острова от подразделений китайской армии, ходила легенда о том, что китайцев уничтожали с помощью боевого лазера. Очевидцы запомнили огненные шнуры, тянувшиеся от необычного вида боевых машин, а потом видели на Даманском выжженные дотла огромные проплешины. В действительности то, что очевидцы принимали за лазерное чудо-оружие, было действием и результатом действия реактивной системы залпового огня БМ-21 «Град». В то время его мало кто знал, ведь наследник легендарной «Катюши» стоял на вооружении в СССР всего шесть лет. Постановление о принятии «Града» на вооружение Советской Армии вышло 28 марта 1963 года, хотя история нового чудо-оружия началась гораздо раньше. 

Картинки по запросу ГРАДЫ

Откуда ветер дует 

Вторая мировая война стала эпохой массового применения многоствольной реактивной артиллерии. Первенство в этой сфере держали Советский Союз и Германия. В СССР первую отечественную реактивную систему залпового огня — две машины БМ-13 «Катюша» — представили руководству страны 17 июня 1941 года, а уже 14 июля первая батарея «Катюш» нанесла удар по немецким войскам. 

Вермахт получил свою реактивную систему залпового огня примерно в то же время, приспособив гранатомет для постановки дымовой завесы и применения химического оружия «Небельверфер» под стрельбу реактивными фугасными снарядами. В отличие от «Катюши», немецкий «ишак» или «скрипун», как прозвали этот шестиствольный реактивный миномет за характерный скрипящий звук залпа, имел гораздо меньшую дальность поражения, но мог применяться по точечным целям. 

Успешное применение реактивныхсистем и активное развитие, которое они получили в ходе войны гарантировало, что подобное оружие будет пользоваться спросом и после победы над гитлеровцами, но воспользовались военным опытом в полной мере только в Советском Союзе. И это несмотря на то, что реактивные системы залпового огня в годы Второй мировой войны применяли не только советские и германские войска, но и британские, и американские, и что образцы ракетного вооружения, которые можно считать прародителями «Града», попали в руки советским и американским инженерам в одно и то же время — весной 1945 года. 

Картинки по запросу ГРАДЫ

В начале 1944 года в ракетном центре в Пенемюнде, где создавалась знаменитая «Фау-2», приступили к созданию зенитных ракет. Число средних и тяжелых бомбардировщиков союзников росло бешеными темпами, бомбардировки наносили Германии большой ущерб, а традиционная зенитная артиллерия и авиация ПВО уже не справлялись. Поэтому за мысль о создании оружия, которое одним залпом способно выпускать в небо сотни снарядов, в Берлине ухватились немедля. 

«Тайфуны» представляли собой классические неуправляемые ракеты — такие же, как те, которые в Советском Союзе начали применять с самолетов еще во второй половине 1930-х годов, только большего калибра: 100 миллиметров. Они были двух типов, с жидкостными и твердотопливными двигателями, имели боевую часть весом 700 граммов и хвостовые стабилизаторы. Эти небольшие крылышки были отклонены на один градус от продольной оси ракеты и придавали ей вращение в полете, подобно пуле, выпущенной из нарезного оружия. За счет этого высота полета «Тайфунов» была существенной — 13-15 километров, чего было вполне достаточно, чтобы угрожать «летающим крепостям». В Берлине планировали, что к маю 1945 года германская промышленность будет выпускать по полтора миллиона ракет в месяц. Правда, и тратить их собирались с размахом: такого количества ракет хватило бы на десяток залпов армаде из 400 батарей по 12 установок в каждой, которые планировалось принять на вооружение. Но история, как мы помним, распорядилась иначе, и никакого ракетного щита ПВО в Германии создать не успели. 

С небес на землю 

После победы достаточное количество ракет «Тайфун» оказалось в распоряжении и СССР, и США. И когда за океаном сделали ставку на авиацию, отлично показавшую себя во время войны и прекрасно подходившую для нового оружия, — атомных бомб, в Советском Союзе спешно принялись за выстраивание новой системы ПВО. Тогда-то советские конструкторы и воспользовались наработками германских ракетчиков. Доработку «Тайфунов» разделили между двумя КБ: жидкостными вариантами занялось СКБ Сергея Королева (которое вскоре оставило эту тему, сконцентрировавшись на более тяжелых ракетах), а твердотопливными — в Государственном специализированном НИИ-642, которым руководил ученый-ракетчик Александр Надирадзе, будущий создатель ракетных комплексов «Пионер» и «Тополь». Там-то «Тайфуны» и довели до ума, создав к концу 1956 года реактивную зенитную систему «Стриж», главной боевой силой которой были неуправляемые ракеты РЗС-115. 

Картинки по запросу ГРАДЫ

Но во время испытаний на полигоне Донгуз в первой половине 1957 года «стрижи» показали весьма скромные результаты. В заключении по итогам стрельб командование ПВО отмечало: «Вследствие малой досягаемости снарядов «Стриж» по высоте и дальности (высота 13,8 км при дальности 5 км), а также недостаточного выигрыша в эффективности стрельбы комплекса по сравнению с одной-тремя батареями 130- и 100-миллиметровых зенитных пушек при значительно большем расходе снарядов… на вооружение Советской армии для оснащения частей зенитных артиллерийских войск ПВО страны систему РЗС-115 принимать нецелесообразно». К тому же в 1955 году на вооружение была принята уже первая зенитная ракетная система С-25 «Беркут», и менее высотные неуправляемые ракеты «Стриж» явно уступали ей в эффективности. 

Но тот факт, что «Стриж» списали со счетов, не означал, что работа Александра Надирадзе пропала впустую. В том же 1956 году, когда зенитный вариант только готовился к испытаниям, в НИИ-642 приступили к работам по превращению РЗС-115 в осколочно-фугасный боеприпас для наземного применения. И это направление оказалось куда более успешным. 

К 1956 году стоящие на вооружении реактивные системы залпового огня уже не отвечали современным боевым требованиям. Легкие БМ-14 и БМ-24 выпускали полтора десятка ракет на дальность всего 10 километров, а тяжелая БМД-20 — на 20 км, но всего четыре. Требовалось новое реактивное оружие, способное совместить мощность залпа первых и дальность второй. Этим требованиям отвечал последний вариант системы «Стриж», у которого дальность стрельбы достигала 22,7 км, а каждый залп состоял из 30 снарядов. Оставалось лишь увеличить вес боевой части, поскольку прежний был достаточен только для уничтожения самолетов. 

Этим, как и в целом доведением РЗС-115 до применения по наземным целям, занялся уже другой институт — Тульский НИИ-147, созданный в июле 1945 года как центр научно-исследовательских работ в области производства артиллерийских гильз. Но в новых условиях, когда руководство СССР сделало ставку на ракетное оружие в ущерб артиллерии и авиации, выбирать темы не приходилось: новая задача была для НИИ шансом сохраниться в качестве самостоятельной организации. И в Туле этим шансом сумели воспользоваться, очень быстро НИИ стал крупнейшим разработчиком реактивных систем залпового огня. 

Для этого НИИ-147 пришлось освоить совершенно новую тематику — ракетную. И эта задача лишь отчасти упрощалась тем, что в Туле могли пользоваться наработками коллектива Александра Надирадзе. Даже основные расчеты и чертежи по РЗС-115 попали в Тулу только в 1959 году после обращения к начальнику 1-го управления Артиллерийского научно-технического комитета Главного артиллерийского управления (АНТК ГАУ) генерал-майору Михаилу Соколову с просьбой ознакомить представителей НИИ-147 с данными снаряда «Стриж» в связи с разработкой снаряда к системе «Град». Но в конечном итоге туляки создали оригинальный реактивный снаряд с двухкамерным твердотопливным двигателем и складывающимися стабилизаторами. При зарядке их удерживало в сложенном положении стопорное кольцо, а после вылета стабилизаторы разворачивались и вставали в рабочее положение с отклонением в 1 градус от оси снаряда, что обеспечивало ему медленное (140-150 оборотов в минуту) вращение. 

Последнее решение вызвало множество сомнений у главных заказчиков — военных: до сих пор все реактивные системы залпового огня оснащались снарядами с неподвижными стабилизаторами. Дошло до того, что коллективу НИИ-147 пришлось организовать показательные испытания снарядов обоих типов, чтобы доказать: складные стабилизаторы, вопреки опасениям военных, не становятся менее эффективными из-за зазоров между ними и корпусом ракеты. Зато снаряды нового типа позволяли оснастить одну пусковую установку не полутора десятками направляющих, как было раньше, а сразу сорока! Можно было бы и больше, но имелось ограничение по габаритам новой установки, которые определялись требованиями военных железнодорожников. 

Боевое крещение «Града» 

12 марта 1959 в Москве утвердили «Тактико-технические требования на опытно-конструкторскую работу №007738 «Дивизионная полевая реактивная система «Град», а 30 мая 1960 года увидело свет постановление Совета министров СССР №578-236, положившее начало работам по созданию серийной системы «Град» на базе автомобиля «Урал-375Д». Полтора года спустя, 1 марта 1962 года на артиллерийском полигоне «Ржевка» под Ленинградом начались полигонные испытания «Града», которые и закончились 28 марта 1963 года принятием новой реактивной системы залпового огня на вооружение. 

7 ноября 1964 года первые серийные БМ-21 приняли участие в традиционном параде по случаю 47-й годовщины Октябрьской революции. Правда, на заводе-изготовителе не успели еще получить и установить электропривод артиллерийской части. Зато 15 марта 1969 года, когда «Грады» приняли свое боевое крещение, никаких проблем ни с артиллерийской частью, и ни с какой другой не возникло. Боевые машины 13-го отдельного реактивного артиллерийского дивизиона майора Михаила Ващенко (входил в состав артиллерии 135-й мотострелковой дивизии, которая принимала участие в отражении китайской агрессии) дал всего один залп по китайским позициям на острове Даманском. Но в результате было уничтожено до 1000 вражеских солдат, и китайцы обратились в бегство. 

С того весеннего дня и по сию пору «Град» воюет практически без отдыха: в рядах наших вооруженных сил он принимал участие в войне в Афганистане и в ходе обеих антитеррористических операций в Чеченской Республике,а в составе вооруженных сил других государств — практически во всех вооруженных конфликтах после 1970 года. Стоит ли удивляться, что БМ-21 «Град» с гордостью носит звание самой массовой реактивной системы залпового огня в мире и стал прародителем большого семейства подобных боевых машин, таких как БМ-27 «Ураган», БМ-30 «Смерч» и 9К51М «Торнадо».

ИСТОЧНИК: https://histrf.ru/biblioteka/b/smiertonosnyi-grad-ist..

ПОМОЧЬ САЙТУ

, ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика